Как распадаются государства



Государства распадаются тогда, когда народ забывает свою историю, отказывается от своих вечных ценностей. В этом плане признание «преступной» части своей истории — лишь первый шаг. Дальше вам легко докажут, что этот «черный» этап наступил неспроста — окажется, что, например, «сталинизм» наступил потому, что все прошлое до него тоже было тоталитарным, а сам народ имеет рабскую сущность, и вообще не способен самостоятельно управлять своим государством. Со всеми вытекающими последствиями.

Отрицание большинством граждан программы «модернизации сознания» — это, конечно же, не желание реставрации «сталинизма», и даже не желание воссоздания СССР в его прежнем виде. Большинство людей подсознательно понимает, что точное воссоздание структуры, которая, по факту, не выдержала испытания «холодной» войной — занятие неправильное. Но запрос на сильное государство существует, и он актуален как никогда. Также, не без нашей помощи, общественное мнение постепенно осознает опасности «модернизации» в том варианте, который нам предлагает Совет.

Естественно, общество категорически против тех последствий, которые логически вытекают из предложенной ему программы. Однако, реформаторы не собираются сворачивать свою деятельность, более того, наш опрос убеждает их в том, что эта программа необходима для достижения их целей. Как же они представляют возможность для ее реализации?

Тут есть несколько сценариев, мы рассмотрим основные. Во-первых, программа так или иначе уже действует. Пока полуофициально, но все чаще появляются случаи «зачистки» исторической памяти. Убрали надпись «СССР» со шлема Гагарина на плакате к юбилею первого полета. Снесли чей-то памятник. Сняли памятную надпись. Отказы в размещении в общественных местах любые изображения, где так или иначе присутствует И.Сталин, стали почти нормой, что привело к негласной цензуре на военные символы и хронику. Есть сигналы, что уже давно и плодотворно «подчищают» и «дополняют» архивы. «Либералы» уже начали «борьбу с тоталитаризмом» самыми что ни на есть тоталитарными методами.

Если ветеранов это просто оскорбляет, равно как и большинство людей среднего возраста, то молодое поколение, получая из окружающего мира в основном «зачищенную» информацию, постепенно отвыкает от своей истории. Реформа образования и переиздание учебников (ведь для этого даже не обязательно принятие программы Совета), а также насыщение телевидения и интернета «правильным» контентом помогают решению задачи. То есть, в обозримом будущем мы будем иметь общество, которое уже не сможет дать решительный ответ подобным инициативам реформаторов.

Во-вторых, есть сценарий насильственного введения программы в действие. Для этого потребуется серьезное давление со стороны «либеральной» оппозиции с одной стороны и западных «некоммерческих организаций» (НКО) с другой. А возможно, и не только НКО. Этот вариант чреват политической нестабильностью и даже гражданскими волнениями, но игра того стоит. Цена вопроса — ни много ни мало — переформатирование мира. Так что это вполне рабочий вариант, который будут постоянно пытаться провести в жизнь.

Но есть и третий сценарий. В случае, если действующая власть будет так или иначе мешать «правильному» развитию событий, ее следовало бы заменить. И дело даже не в том, что выборы у нас какие-то не демократические, а просто выиграть их с теми идеями, которые исповедуют современные российские «либералы» — просто невозможно. Если народ не хочет сам себя извести — ну не будет он выбирать людей, которые поливают его историю грязью. Так что через выборы — шансов мало. А вот через «майдан» намного проще и быстрее.

Сценарии эффективной смены власти мы в последнее время можем наблюдать по всему миру. Серия арабских революций свежа в памяти, да и не последние они еще. Оппозиция громит госучреждения, народ по домам, органы правопорядка подозрительно толерантны (уровень коррупции во власти, к сожалению, вполне располагает к такому сценарию). Если кто-то скажет, что такого не может быть, то пусть вспомнит последние дни СССР. Кто тогда понимал, что происходит? Кто знал, чем обернется, кто окажется у власти, и сколько бед это всем принесет?

Также бытует мнение, что вся современная оппозиция — группа невменяемых, непонятно чего добивающихся, людей. На первый взгляд так оно и выглядит — они собирают немногочисленные пикеты, так или иначе провоцируют исполнительную власть и на десятки камер снимают задержания нарушителей. Сомнительное удовольствие. Истинное стремление к демократии можно заподозрить лишь у отдельных рядовых членов оппозиции, у организаторов же — биография не позволяет, и общество в целом это прекрасно понимает. Этим и объясняется незначительный их рейтинг, хотя в целом наш народ любит «обиженных».

Но надо отдавать себе отчет в следующем: с невменяемыми не встречаются вице-президенты США и не отчитываются перед ними о том, как, фактически, шантажируют кандидатов в президенты независимого государства:

Байден откровенно сообщил нам, что на встрече с Путиным сказал тому о нецелесообразности выдвижения на новый срок. Россия, по мнению американского вице-президента, устала от Путина, и эта усталость будет нарастать и неизбежно приведет к событиям, аналогичным тем, что происходят в арабском мире.
Г. Каспаров

Из чего г-н Каспаров на следующем, внеочередном съезде ОДД «Солидарность» делает вывод:

Вариант „оранжевой революции“ нам не светит, скорее надо рассчитывать на сценарий арабских революций. 10-20-30-50 тысяч человек на улицах Москвы — это решение проблемы.

Стоит ли напоминать, что ни одна «арабская» революция не произошла без помощи американских специалистов по «цветным» переворотам, поддержки западных НКО и Госдепа США? Посмотрите на Ливию, где только этих мер оказалось недостаточно.

Слабое государство потеряет свой суверенитет рано или поздно. Мы далеки от того, чтобы считать существующий режим правильным, но его смена вышеуказанными методами гарантированно приведет к распаду страны. Поэтому любые реформы, даже самые срочные и необходимые, должны быть связаны только с укреплением государства, но никак не с передачей суверенитета в руки «дружественных западных демократий».

Что же в этой непростой ситуации можем сделать мы?