Аксио
Агентство по культурно-социальным исследованиям общества

АКСИО-2


от 6 сентября 2011 г. сайт движения «Суть Времени»

Инициативный всероссийский опрос проведён активистами общественного движения «Суть времени» 7–27 июля 2011 г. Опрошено 24526 человек в 1357 населенных пунктах в 79 областях, краях и республиках России. Выборка «отремонтирована» математическими методами и репрезентативна населению России старше 16 лет по полу, возрасту и типу поселения «городское/сельское». Целью опроса было исследование общественного мнения граждан России по вопросам, связанным с проектом «десоветизации» российского общества, предложенным Советом по правам человека при Президенте РФ и приближающимся 20-летием гибели СССР.

Советская Россия

Первым делом нам хотелось узнать, насколько «советские» взгляды у человека, который отвечает на анкету – чтобы потом анализировать другие ответы в связи со степенью этой «советскости». Понятно, что невозможно несколькими вопросами (да даже и большим их количеством) узнать, насколько «советским» является человек : таких людей вокруг много , но теоретической модели «советского человека» пока еще не построено. Но все же, если без больших претензий, то кое-что узнать можно. Задавалось 4 вопроса (вопросы №№12–15 анкеты):

— О том, что определяет авторитет страны в сегодняшнем мире – независимость и твердость или гибкость и способность договариваться. Здесь имелся в виду стереотип – более или менее советский, – согласно которому «авторитетное» государство не должно ни перед кем прогибаться, а наоборот, все должны считаться с его позицией, при этом «авторитетность» в первом случае должна быть обеспечена военной мощью и ядерным оружием, а во втором – быстрым экономическим ростом . Понятно , что в реальности все это может более или менее успешно сочетаться, однако респондент намеренно ставился в ситуацию или-или.

— О том, в какую сторону нужно повернуть развитие страны , если бы можно было быстро достичь желаемого – в сторону «советского» социализма или в сторону «настоящего» капитализма. При этом в формулировках ответов специально было задано направление вперед-назад: к социализму – это назад, а к капитализму – вперед.

— О том , за счет чего должна развиваться страна – за счет заботы о развитии каждого человека , своих ресурсов и национальных ценностей , или за счет эксплуатации ресурсов других стран (то есть по колониальной модели). Понятно, что «практичным» ответом будет «и так, и так», но возможности так ответить не было. Понятно и то, что первый ответ более «социально желателен»: вроде нехорошо за счет других развиваться, – однако настоящие сторонники фундаменталистского либерализма должны были (как нам казалось) все-таки выбрать второй ответ.

— Наконец, вопрос о «должном», «правильном» отношении человека к стране, государству и обществу – должен ли человек ставить интересы страны и государства выше своих, или наоборот, собственные частные интересы должны быть для него превыше всего. (Здесь имелись в виду и известные стереотипы о подавлении личности в СССР, а также и постоянная пропаганда и реклама индивидуализма во всех сферах, свойственная ныне признанной «единственно верной» либеральной модели мира).

Таким образом , у нас было четыре вопроса , в каждом из которых был условно «советский» и условно «антисоветский» ответ. Результаты оказались следующими:

Можно видеть, что 3 вопроса из четырех практически разделили выборку пополам , а вот вопрос о «правильных» источниках развития для страны разделительной силы практически не имеет: подавляющее большинство опрошенных выбрали «советский» вариант ответа, и лишь 6% осмелились указать «антисоветский» ответ. Видимо, стремление дать социально желательный ответ здесь победило, хотя, конечно, не исключен вариант, что просто большинство именно так и думает – что развиваться надо за счет собственных ресурсов и возможностей, а не за счет чужих.

Как видно из рисунка, по совокупности «советских» ответов больше, чем «антисоветских», даже если не учитывать вопрос об источниках развития. То есть, население России все же больше советское, чем антисоветское, несмотря на 20-летнее давление антисоветской пропаганды. Если у каждого опрошенного посчитать количество «советских» ответов, мы получим некий показатель «советскости», в зависимости от значений которого можно будет анализировать оказался равным ответы 2,70на * все – другие вопросы. Средний по выборке показатель «советскости» то есть средний опрошенный дал 2,7 «советских» ответа. Соответственно, мы можем сказать, что наше население более чем наполовину – советское: подавляющее большинство людей дает как минимум 2 «советских» ответа.

Важно понять, как «советскость» связана с другими характеристиками? Имеет ли этот показатель смысл?

Вначале проверим , как она связана с политической ориентацией человека по самоопределению, то есть с тем, кем он себя считает в политическом смысле. Поскольку вопрос о политической ориентации задавался независимо и в индекс «советскости» не входит, он может рассматриваться как «проверочный» по отношению к индексу: если самоопределение политической ориентации и показатель «советскости» человека сочетаются – значит, показатель имеет смысл, если нет – то нет.

*В отчетах по регионам индекс советскости считался иначе, поэтому там он изменяется в интервале от -1 до +1 . Соответственно, там индекс гораздо более «чувствительный», то есть изменение на 0,1 – значительное

Как можно видеть, политическая ориентация и «советскость» связаны довольно логично: чем «левее» и чем более государственнически настроен человек – тем больше показатель «советскости». Это значит, что индекс «советскости» имеет смысл: он действительно отражает в какой-то части (очень поверхностно, конечно, но все же) мировоззрение человека и его «советскость» – соответственно, его можно использовать для анализа данных . Отдельно хочется обратить внимание и на то , что даже у «радикальных демократов» в среднем более 2 «советских» ответов, то есть и в них живут какие-то остатки «советскости» Связь показателя с социально-демографическими характеристиками довольно интересна. Во-первых, конечно, бросается в глаза зависимость «советскости» от возраста. Результаты не слишком удивительные, но показательные. Общий их смысл ясен: чем больше человек прожил в Советском Союзе – тем он более советский.

Но ведь если бы СССР был таким адом , каким его нам без устали живописали последние 20 лет, то все должно было бы быть наоборот : чем больше человек успел прожить «в этом аду», тем более он должен был бы быть «антисоветским» или хотя бы «несоветским» – тем более сейчас, в «свободной стране», где все антисоветское только поощряется, а страшным «совком» разве что совсем маленьких детей не стращают . Ан нет! То ли Советский Союз все же адом не был, то ли мы живем в стране мазохистов – в любом случае полученный результат явно не согласуется с преобладающим «официальным» отношением к СССР.

Так же важно (и очень оптимистично) то, что даже в группе 16–20-летних, то есть не живших в СССР , индекс «советскости » довольно высок . И это – несмотря на то , что эта молодежь прожила всю жизнь под прессом тотальной пропаганды против «совка». Значит, передаваемое в семьях отношение ко всему советскому как к положительному, оказалось во многом сильнее пропаганды. Ну, и пропаганда, получается, некачественная.

Но есть и более интересные данные . Дело в том , что в 2001 году «Независимый аналитический центр» проводил всероссийский опрос, в котором задавались такие же вопросы. Сейчас были пересчитаны старые данные, и выяснилось, что степень «советскости» во всех возрастных группах за прошедшие 10 лет выросла.

Поскольку последние 10 лет мы жили явно не в Советском Союзе, возросшую «советскость» населения можно объяснить только изменением отношения ко всему советскому, произошедшим по каким-то причинам за эти годы в сознании людей . Каковы эти причины – отдельная тема для исследования. Можно считать, например, что просто снизилось пропагандистское давление. Мы можем предполагать, что в 2001 году еще силен был в головах перестроечный угар, когда все советское огульно очернялось, а все не советское – приукрашивалось, а за последние 10 лет этот угар немного рассеялся. Можно также думать, что надежды людей «на лучшую жизнь », которые активно подогревались во времена перестройки, не выдержали столкновения с действительностью. Кроме того, вероятно также, что за эти годы произошла некоторая переоценка ценностей . У нас нет данных, чтобы судить о причинах произошедшего сдвига, скорее всего, зафиксированный сдвиг – следствие многих причин, однако, сам факт этого сдвига – довольно показателен. И снова обращаем внимание на то, что «советскость» возросла и в самых младших возрастных группах.

Следующая яркая зависимость – это зависимость «советскости» от дохода человека. В общем виде она выглядит так: чем богаче человек (реально или субъективно) – тем менее он «советский».

Как видно из рисунка, уровень дохода прямо сказывается на степени «советскости» человека – чем выше доход, тем ниже показатель советскости. Если считать доход показателем успешности приспособления к новому капиталистическому порядку (неважно, каким образом эта успешность достигнута: самостоятельно или, например, родителями, прилагались ли к этому усилия или нет и пр.), то главной гипотезой относительно причин разворота общества к «советскости» немедленно становится гипотеза о том, что подавляющее большинство населения приспособиться к новым условиям не смогло и к сегодняшнему дню это осознало. И поэтому – обратилось к «советскости» как альтернативе еще вчера достаточно распространенным убеждениям, что капитализм «дает больше возможностей» и «повышает уровень жизни ». При этом характерно , что и группа самых «обеспеченных » - хоть и самая «несоветская» из всех, но все же «советская». То есть уровень «советскости» с ростом доходов уменьшается, но очень-очень медленно, и, видимо, не у всех.

Еще более ярко эта зависимость проявляется при анализе связи показателя «советскости» и «субъективного дохода» – то есть того, в какую группу по уровню дохода он себя относит: к бедным, «как все» или к богатым. Не секрет, что в России уровень расслоения по доходам – один из самых высоких в мире. И вот видимое расслоение частью и проявляется в оценке «субъективного» дохода: человек как бы оценивает себя на фоне других людей, жизнь которых он частично наблюдает.

Очевидно, что наиболее «антисоветскими» (хотя все равно наполовину советскими) являются люди, считающие свой доход значительно выше среднего (он у них действительно значительно выше среднего – см. рис. 7). Причем важно понимать , что по-настоящему богатых людей , мы, конечно , не опросили . Чтобы представить себе , сколько у нас таких «антисоветских» людей, посмотрим на генеральное распределение респондентов по «субъективному доходу».

Можно убедиться, как «справедливо» у нас распределены доходы в обществе. То есть у нас есть аж целых 4% (!) людей, которые имеют доходы выше среднего уровня и всего 59% с доходами ниже среднего уровня.

К сожалению, «справедливость» нашего общества видна не только в мизерной самой по себе доле богатых и обеспеченных людей (повторим : по-настоящему богатых людей мы не опросили ), но и в том , как доходы распределены между различными социально - демографическими группами. Так, например, весьма показательны данные о реальных доходах в зависимости от возраста человека. То есть если исходить из идеалистических представлений о жизни, то можно предполагать, что чем старше человек, тем больше у него опыта и профессионализма и тем больше он должен при прочих равных зарабатывать. Но нет! – у нас все наоборот: доходы людей тем выше, чем они моложе.

Такое «справедливое» распределение благ в обществе не может не сказываться и на политических пристрастиях людей. Из следующего рисунка хорошо видно, что рост уровня «левизны» респондентов сочетается со снижением их душевых доходов. Верно и обратное: чем выше доходы человека , тем с большей вероятностью его взгляды будут либеральными и «демократическими». Тут удивительного мало: ничто не ново под Луною – бытие определяет сознание по-прежнему. И чем больший «кусок общего пирога» получает человек (неважно, по каким причинам), тем, видимо, ему легче поверить в «невидимую руку рынка» и торжество либерализма и «общечеловеческих ценностей ». А вот те , мимо кого этот «пирог» регулярно проносят, верят во все это с трудом, и все больше обращаются к другим ценностям.

Таким образом, основной гипотезой относительно произошедшего поворота к «советскому», видимо, следует все же считать разочарование людей от несбывшихся ожиданий относительно улучшения уровня жизни при отказе от социализма . Как мы все теперь знаем , уровень жизни при капитализме у людей действительно растет , но только у некоторых , и как же мало этих людей и как они далеки от народа ! – вот, по результатам нашего исследования по-настоящему довольными (то есть на сознательном уровне довольными – считающими нынешний курс страны верным и желающими его продолжать ) оказалось всего 3% населения – это те, кто определили свою политическую ориентацию как «радикально-демократическую».

С некоторыми оговорками можно считать относительно довольными еще 13% – тех, кто назвал себя «консервативными демократами ». Остальные 79% населения (мы не учитываем сейчас 5% не ответивших на вопрос о политической ориентации) – очевидно недовольны, и прежде всего – своим материальным положением и характером «социальной справедливости», утвердившимся в России за последние 20 лет. И именно эти 4/5 населения развернулись за последние 10 лет в сторону «советскости», что и определило рост нашего показателя.

Дополнительно хочется отметить, что политика российской власти, которая по всем ее действиям и заявлениям является радикально-либеральной, ведется, таким образом, в интересах всего 3% населения (ну, с натяжкой – 16%), которые уже и так получили от нынешней России много больше, чем все остальные.

Что же касается большинства населения , в интересах которого должна , в теории , действовать демократическая власть, то оно – большинство населения – вместе с его интересами и запросами – попросту никого не интересует и игнорируется. Что, вероятнее всего, не добавляет людям оптимизма . Поэтому ничего удивительного в «советском» настрое большинства россиян, конечно, нет. Более того, очевидно, что этот настрой будет только усиливаться со временем.

Заколдованное место

При таком раскладе неудивительно , что население России все лучше и лучше относится к Советскому Союзу и такого же отношения ждет от власти , которая , напротив , с упорством, достойным лучшего применения, и в тесном взаимодействии со всем «прогрессивным человечеством» в лице Европы и Америки продолжает пытаться окончательно залить память о СССР черной краской. Именно в русле этой неутомимой деятельности по замазыванию грязью советского периода истории России находится и инициатива Совета при Президенте РФ по правам человека, который, как известно, предложил провести в стране программу так называемой десоветизации. Программа включает множество мероприятий, имеющих целью признать СССР преступным государством, стоявшим на человеконенавистнических принципах, а также – признать СССР виновником Второй мировой войны наряду с гитлеровской Германией. Движение «Суть времени» уже проводило опрос относительно этой программы и выяснило, что 89% россиян категорически против ее проведения. В настоящем опросе тоже был раздел, посвященный этой теме.

Во-первых, был задан вопрос о том, почему десоветизацией озаботились именно сейчас? Один из ответов представлял точку зрения авторов программы, 3 других – некоторые другие представления, которые, так или иначе, бытуют в обществе и получили свое отражение в СМИ.

Как видно из рис.11, далеко не все, мягко говоря, граждане России впечатлились официальными объяснениями необходимости и актуальности десоветизации. Почти половина опрошенных объясняют проведение десоветизации именно сейчас совершенно «неофициально» – теми или иными, но весьма «шкурными» интересами власти (выборами и возможностью уворовать денег), еще 27% считают, что проведение десоветизации сейчас выгодно в первую очередь зарубежным врагам России , но в таком случае тоже остается вопрос, почему ее поддерживают власти ? Так или иначе, но три четверти опрошенных – 74% – не верят власти в том , что с помощью десоветизации она собирается ускорить модернизацию в России. И только 21% граждан – согласны на эту «легенду».

Кто эти люди? – которые настолько верят власти, что принимают ее аргументацию о неразрывной связи модернизации и десоветизации? Анализ данных опроса свидетельствует, что это те , кто больше других в силу различных причин подвержены влиянию пропаганды: это чаще жители села, чем города, чаще женщины, чем мужчины, чаще плохо образованные люди, чем высокообразованные (так, среди респондентов с высшим образованием в версию властей верят 17%, а среди людей с неполным средним образованием – 25%). И, конечно, степень «советскости» людей также сильно влияет на то, как интерпретируются причины «срочности» «десоветизации».

Из рисунка 12 хорошо видно, что вместе с ростом «советскости » не только уменьшается (более чем в два раза) доля верящих «официальной» версии, но заметно уменьшается и доля тех, кто объясняет «срочность» «десоветизации» шкурными интересами самой власти – близостью выборов и возможностью попилить бюджет . Зато сильно растет (и составляет в группе с самыми высокими значениями индекса «советскости» почти половину опрошенных) доля тех, кто считает, что десоветизация – это «происки врагов». То есть высокая степень «советскости» означает не только большее недоверие нынешней российской власти , но и , в том числе , относительно б ольшую идеологизированность и меньшую «омещаненность»: именно поэтому интерпретации, предполагающие личные корыстные мотивы власти, выбираются реже.

«Десоветизация», как мы знаем, – весьма опасный политический инструмент. В прошлый раз – во времена перестройки – она была применена для облегчения «работы» по развалу Советского Союза: люди настолько были подавлены, дезориентированы и дезорганизованы свалившейся на них «всей правдой» из истории СССР, что не смогли вовремя понять , к чему все идет , не смогли оценить возможные последствия и не смогли сопротивляться разрушению страны.

Нынешняя «десоветизация», как уже видно, – слепок с той, первой. Зачем она затевается , если СССР уже нет , а мы уже 20 лет живем в «свободной России »? Не затем ли , чтобы опять подавить разум и волю людей, и, пользуясь их временным бессилием, разрушить на этот раз уже не Советский Союз, а Российскую Федерацию? Чувствуют ли граждане России такую опасность? – следующий вопрос нашего опроса был об этом – о возможных последствиях «десоветизации» для России. Респондентам предлагалось оценить вероятность распада РФ в результате нынешней «десоветизации» – по аналогии с тем, как это случилось в 1991 г. по итогам предыдущей «десоветизации» и «перестройки».

Вероятно, будет правильным предполагать, что подавляющее большинство участников опроса никогда ранее (до опроса) не думали о связи между «десоветизацией» и угрозой распада РФ – ведь даже о самой «десоветизации » далеко не все знали до опроса . Тем показательнее полученные результаты (см. рис.13): половина опрошенных считают возможным распад России – с разной степенью уверенности , еще 30% думают, что Россия , скорее всего, не распадется, однако вероятность такого все же допускают. И только 18% граждан России совсем не допускают возможности развала страны в результате «десоветизации». То есть подавляющее большинство граждан России – 80%(!) – допускают, что распад РФ в случае проведения «десоветизации» может произойти. Это не может, с нашей точки зрения, значить ничего иного, кроме как, что эта, с позволения сказать, «идея» носится в воздухе, и общественное мнение к ней в некотором смысле подготовлено – то есть ситуация более чем угрожающая.

Зависимость ответов на этот вопрос от степени «советскости» тоже особенного оптимизма не внушает: самые «советские» респонденты просто-таки уверены, что если «десоветизация» будет реализована, то Россия развалится: 48% считают, что «так и будет» (против 14% среди «несоветских» респондентов), и еще 26% думают, что «такое возможно». По всей видимости, тяжело переживаемый «советскими» опыт развала СССР сказывается в их большей тревожности и чувствительности к этому вопросу.

Наконец , был задан и прямой вопрос относительно «десоветизации ». Но если в прошлом опросе респонденты высказывались о своем отношении к программе «десоветизации», предложенной Советом по правам человека, то в этом опросе вопрос был сформулирован иначе и предполагал ответ об отношении людей именно к самой идее «десоветизации»: считает ли человек правильными или неправильными ее цели, нужна ли она по существу.

Чтобы повысить «ответственность» человека за свое мнение, ответ нужно было дать в виде совета российской власти: как она (власть) должна поступить, как она должна определиться в отношении советского периода истории страны. Должны ли российские власти «Официально признать преступность СССР, бессмысленность и вредность идей, на которых он был построен , геноцид народов СССР , вину за Вторую мировую войну » или «Официально признать величие СССР и всемирное значение его достижений, величие идей, на которых он был построен, величие советского народа, спасшего мир от фашизма»?

Результаты оказались практически такими же , как и в прошлом опросе «АКСИО »: подавляющее большинство граждан России – 86% – считают, что российская власть должна «Официально признать величие СССР и всемирное значение его достижений, величие идей, на которых он был построен , величие советского народа , спасшего мир от фашизма ». Только 7% респондентов думают , что нужно «Официально признать преступность СССР , бессмысленность и вредность идей, на которых он был построен, геноцид народов СССР, вину за Вторую мировую войну», то есть полностью поддерживают авторов программы «десоветизации». И еще 7% «воздержались» – то есть, не дали ответа на вопрос. Таким образом , если бы власть в России была демократической или хотя бы условно демократической, то есть думала бы иногда об интересах и мнениях большинства населения страны, то вопрос о «десоветизации» можно было бы закрыть навсегда: нет никаких надежд на то, что граждане России в обозримой перспективе поддержат «десоветизацию». Если бы...

По поводу этого вопроса было много споров : некоторые считают , что нельзя было включать в «преступный » вариант ответа «вину за Вторую мировую войну » – дескать, вот уж на это наши люди никогда не согласятся , поэтому такая формулировка «вынуждает » их выбирать противоположный ответ. По этому поводу можно сказать следующее. Во-первых, 7% «наших людей » все же готовы признать «преступность СССР » вместе с виной за Вторую мировую войну . Это, как-никак , миллионов 8–9 вроде бы взрослых сознательных людей , и признание «вины СССР » за развязывание войны их не смущает . Во-вторых , логика «десоветизации» именно в том и состоит, что признать преступность СССР нужно именно для того, чтобы признать его зачинщиком Второй мировой наряду с гитлеровской Германией. Иначе – зачем ? Именно этой логикой и обосновывалась формулировка ответа . А жуткие «страдания» каких-то гипотетических граждан, которые, с одной стороны, считают СССР преступным государством , а, с другой – не хотят признавать его виновником войны , кажутся несколько надуманными. Это более всего напоминает страдания гоголевского деда из «Заколдованного места », которому надо было , чтобы клад найти , попасть на такое место , откуда одновременно были бы видны и голубятня у поповой левады, и гумно волостного писаря . А оно все никак не получалось , потому что либо «голубятня торчит , но гумна не видно», либо «гумно видно, а голубятни нет». «Десоветизация» – такое же «заколдованное место»: не получится считать Советский Союз преступным и, одновременно, – победителем в Великой Отечественной войне. Либо – либо. И каждому, кто задумывается относительно «преступности» всего советского, придется это осознать: либо он прав, и тогда Советский Союз (в лице его дедов и прадедов ) – такой же монстр, как фашистская Германия , либо СССР (в лице его дедов и прадедов ) победил в войне и спас мир от фашизма , но тогда вопрос о «преступности» его придется снять.

Как мы видим, для большинства наших сограждан этот вопрос не стоит : они однозначно считают, что нам необходимо признать величие идей и свершений СССР (хотя, не стоит забывать и о 7% «ренегатов » и о 7% «воздержавшихся »). И это большинство столь велико, что анализировать этот вопрос довольно трудно: уж слишком преобладает одно мнение. Есть, тем не менее, параметр, в зависимости от которого изменение позиций по этому вопросу вполне заметно. Это – политическая ориентация.

С «коммунистами» все понятно, а вот среди «радикальных демократов» аж 19% – то есть пятая часть – считает СССР преступным государством и виновником Второй мировой войны . Это удручает . Даже несмотря на то , что это пятая часть от всех «радикальных демократов », которых у нас всего 3%. Потому что это именно те люди , в интересах которых работает наша власть (они хотят «построения «настоящего» капитализма – быстро, резко, любой ценой »). И именно эти люди составляют большинство в органах власти и СМИ – именно они пытаются формировать картину мира у всех остальных и имеют возможность влиять на «судьбоносные » решения . С другой стороны – все же и среди этого «передового отряда строителей капитализма » большинство – и немаленькое , 69% – все же не готовы признать СССР преступником . Так что авторы программы «десоветизации » и тут – среди своих главных сторонников и потенциальных исполнителей – особой поддержки не найдут. Заколдованное место.

Упал, потерял сознание, очнулся – гипс

В декабре 1991 г. мы очутились в другой стране – несколько людей , прямой обязанностью которых было сохранение страны , собравшись где-то в лесу , за спиной у советского народа, «подписали» его уничтожение. Президент США Джордж Буш тогда сказал : «Соединенные Штаты приветствуют исторический выбор в пользу свободы [...] эти события явно отвечают нашим интересам » (газета «Известия » за 26 декабря 1991 г.). Их интересам ! А нашим? Нашим – конечно, нет. И это было так же ясно тогда , как и сейчас. Но 20 лет назад, когда развалили СССР , никто не вышел на его защиту . «Почему ж вы его не защитили ?» – издевательски восклицают при каждом удобном случае либеральные певцы «советского ада ». «Почему мы его не защитили ?» – с горечью спрашивают себя все остальные , для кого Советский Союз был и остается единственной и любимой Родиной. Действительно, почему?

Результаты нашего опроса свидетельствуют, что подавляющее большинство граждан бывшего СССР , совершенно не желая распада Союза , просто не до конца понимали , что, собственно, происходит. Почти половина опрошенных говорят, что «привыкли верить руководству страны и думали, что оно само разберется», треть признают, что «не понимали, что именно произошло , думали , что СНГ – это тот же СССР , только немного на других условиях», еще 12% «были угнетены и дезориентированы предшествующей антисоветской кампанией и считали , что разрушение СССР – это закономерный итог его «неправильности ». Сейчас только 8% опрошенных говорят , что хотели распада СССР . Однако если посчитать ответы только тех людей, кому в 1991 г. было хотя бы 16 лет, то картина становится еще более явной: хотели распада только 6%, 13% были дезориентированы, 33% – не понимали, что происходит, и те же 45% «слишком доверяли руководству». Таким образом, беловежские подписанты и Горбачев пошли против воли 91% народа, который доверил им руководство. И они еще удивляются, что их вся страна презирает и ненавидит как предателей!

Но и с самими советскими людьми тоже было что-то не так – иначе как могло быть , чтобы у них украли страну , а они этого в первый момент как бы и не заметили . Больше всего удручают те 45%, которые слепо «доверяли руководству ». Причем , как выясняется , это вот «доверие руководству » – в некотором смысле «советская» черта, во всяком случае оно сильно растет в зависимости от значения нашего индекса «советскости» – см. рис.18.

Чем более «советский» человек – тем более он «верил руководству». Поскольку какое- нибудь руководство есть всегда, то возникает опасение, как бы и сегодня не случилось такого, что из-за слепого доверия руководителям и «бескорыстной любви к начальству», свойственной советским людям, мы опять проспим что-нибудь ужасное – например, распад России.

В вопросе о «главной » причине распада СССР это фактор – доверие руководству – проявился еще раз . 50% опрошенных (а среди старших поколений – до 65%) считает , что главной причиной развала Союза было предательство: «СССР распался по воле политиков того времени, которые действовали в своих личных интересах, в результате предательства руководством страны интересов народа СССР ». Это, конечно , верно – предательство имело место. Но, наверное, стоит помнить и о том , что это предательство стало возможно только в результате того, что советский народ слишком доверял руководству и полностью устранился от контроля над ним или хотя бы от самостоятельного осмысления его действий.

Пятая часть опрошенных считает , что главная причина распада СССР – «неразрешимые проблемы, связанные с деградацией экономики и идеологии , он экономически больше не мог существовать , и народы СССР хотели жить самостоятельно ». Это та самая интерпретация, которая нам навязывается вот уже 20 лет, – не надо печалиться, Союз распался по «объективным причинам», «сгнил изнутри», «все хотели разбежаться». Относительно «желания народов жить самостоятельно» уже говорилось при анализе ответов на предыдущий вопрос – таких было 6%. Это, конечно, очень много, но все же подавляющее большинство, конечно, ничего такого не хотело. То есть говорить о том, что народы СССР хотели распада Союза, – просто ложь. Что же касается «объективных причин» – «деградации экономики» и пр., то здесь тоже не все слава богу . Если посмотреть на зависимость ответов на вопрос о причинах распада Союза от возраста (рис.20), то легко увидеть , что чем более взрослым (то есть более компетентным , знающим , понимающим , много повидавшим и т.п .) был человек на момент распада СССР, тем меньше он склонен подтверждать гипотезу об «объективных» причинах произошедшего.

Среди тех , кому в 1991 г. было больше 50 лет (как минимум , это люди которые , в совокупности, лучше всех на тот момент знали о положении дел в стране ), принимают идею о необратимой деградации всего в СССР только 7%. Среди тех, кому было от 40 до 50 лет, таких 13%. Дальше доля убежденных в «деградации » растет и достигает максимума – 25% – в группе тех , кто в 1991 г. еще не родился , и, соответственно , знает об СССР только понаслышке . То есть , чем больше человек знал Союз и советскую жизнь , тем меньше вероятность , что он верит в «деградацию » как причину распада СССР . И наоборот : чем меньше человек знал СССР в реальности , тем чаще он готов поверить в «деградацию » и другие «объективные причины ». Что ж , такой результат вполне можно было бы считать грандиозным успехом российской антисоветской пропаганды, ведущейся все эти двадцать лет, если бы не одно «но». Пропаганде поверила только четверть даже тех, кто никогда не жил в Союзе, только 25%! Так что это , конечно, успех наших антисоветчиков , но, скажем так , не грандиозный и даже не впечатляющий, так себе успех, на тройку с минусом.

Восприятие двух других потенциально «главных» причин распада СССР также меняется в зависимости от возраста респондентов. Чем старше люди, тем чаще они склонны верить в «многолетнюю подрывную работу зарубежных спецслужб, которые хотели окончательной победы в холодной войне и уничтожения СССР » и тем реже – в то, «что советский народ поверил антисоветской пропаганде, захотел построить капитализм и «жить, как на Западе». И наоборот, молодые, никогда в Союзе не жившие , чаще верят в то, что СССР развалили, чтобы жить, как на Западе, и меньше верят в заговор западных спецслужб . Можно предположить , что для старших поколений «желание людей (то есть их самих ) жить, как на Западе» в качестве причины развала Союза выглядит сейчас, по меньшей мере, как намек на их собственное предательство, продажу Родины за сомнительные материальные блага – поэтому они так неохотно выбирают этот ответ . В то же время молодежь не видит в этом ответе «ничего личного», и для них совершенно естественно, что люди, жившие в СССР, где, по определению , «ничего не было », хотели жить , как на Западе , где, по определению , «все есть».

Конечно , причины развала СССР нельзя установить с помощью опроса через 20 лет после события . Максимум , на что можно рассчитывать , – это исследование современных представлений людей о том, почему это произошло. Но вот отношение людей к тем событиям , их оценку обществом с высоты прошедших лет и накопленного опыта мы исследовать можем. И наше исследование ясно показывает, что оценка эта, в целом, – отрицательная. Отрицательная настолько, что 19% людей готовы (задним числом) взяться за оружие , чтобы не допустить распада Союза , а еще треть – участвовать в митингах и демонстрациях против распада.

Задним умом все крепки , как известно . Если бы советские люди тогда , в 1991 г., взялись бы за оружие и вышли на улицы даже бы в 10 раз меньшим числом, чем заявились в нашем опросе , Союз был бы жив до сих пор . Но они тогда не вышли . Потому что «не понимали, что происходит». А вот сейчас, через 20 лет, наши люди понимают, что тогда произошло . Остается только надеяться , что так же хорошо они понимают и то , что происходит и еще может произойти с нами сегодня . Тогда есть шанс , что второй раз у них страну из-под носа не уведут.

Больше никогда

Судя по современной политической пропаганде (уже местами предвыборной) «жить, как на Западе » – до сих пор актуальная мечта российских граждан . Во всяком случае , почти все политические партии так или иначе задействуют мотивы «жизни, как на Западе» в своих материалах, программах и призывах – от призывов либералов из «Правого дела» слиться с Европой в едином монетаристском экстазе (ввести единое евро на всей территории России- Европы) до нудных завываний о «развитии малого и среднего бизнеса» у КПРФ. Не будем сейчас вдаваться в обсуждение непростого вопроса о том , что значит «жить, как на Западе », как на самом деле живут на Западе и зачем нам такая жизнь и т.д . Подойдем к делу практически, по-деловому. Предположим, мы все действительно хотим «жить, как на Западе», что бы это ни значило . Но ведь в нашем мире бесплатный сыр только в мышеловках остался . Значит, за эту вожделенную западную жизнь придется заплатить. Сколько? Вариантов тут, конечно , много , но в нашем опросе был исследован только один из них . Готовы ли мы заплатить за жизнь «как на Западе» Россией?

К счастью, не готовы. То есть совсем не готовы : только 4% наших сограждан на соответствующий вопрос радостно ответили «Да, конечно, о чем тут думать?», в то время как твердое «Нет, никогда и ни за что » сказали 62% опрошенных . Удручают , конечно , 32% граждан-жертв либеральной пропаганды, готовых торговаться и, возможно, готовых продать Родину, если будет предложена сходная цена. Но все же 32% зараженных «рыночным мышлением» за 20 лет упорной работы – не так много, как могло бы быть.

Кроме того, возможно, этих людей еще можно вылечить. Анализ зависимости готовности «продать Родину» от возраста ясно показывает, что большинство желающих торговаться – среди молодежи от 16 до 30 лет. Конечно, уже и в 16 лет можно понимать , что Родиной не торгуют, и более половины молодых граждан «обсуждать условия сделки» не собираются, но все же нашу молодежь частично извиняет насильственное промывание мозгов, которое ей проводили ежедневно чуть не с ясельного возраста. В результате промывки молодые остались совершенно без иммунитета против мудрых мыслей типа «купить можно все ». Однако жизнь богаче схем , как известно , и есть неслабая надежда , что после столкновения с нею (с жизнью) многие молодые люди изменят свое мнение.

Наиболее интересна, как представляется, зависимость готовности к «продаже Родины» от самооценки уровня дохода. Ведь, казалось бы (если рассуждать в либеральной логике), чем хуже человек воспринимает свое материальное положение, тем больше он хочет его улучшить . А чем больше он хочет его улучшить – тем большую цену он готов за это заплатить. Значит, чем хуже человек живет (в материальном плане), тем с большей вероятностью он захочет «жить, как на Западе» даже ценой распада России . Правильно? А вот и нет!

Все прямо наоборот! Как видно из Рис. 24, готовность «продать Родину» за «жизнь как Западе» растет прямо пропорционально повышению воспринимаемого уровня дохода, а не понижению. Среди людей, оценивающих свои доходы как «значительно ниже среднего» (в семьях этой группы , напомним, средний душевой доход в месяц – 7048 руб.), меньше всего – 27% – тех, кто готов «обсуждать условия сделки », и больше всего – 67% – тех, кто «никогда и ни за что » на такую сделку не согласится . А вот среди тех , кто оценивает свои доходы как «значительно выше среднего» (как мы видели выше, доходы у них действительно большие), 14% готовы «продать Родину» сходу и почти половина – 47% – если поторговаться. Похоже, тут мы имеем дело с каким-то нарушением либеральной логики . Либо она должна быть дополнена законом об «эластичности спроса на Родину»: чем выше доходы человека – тем более эластичным этот спрос (то есть потребность в Родине) оказывается.

Если же обратиться к политической логике, то здесь никакого нарушения не видно: чем более «либералом» и «демократом» осознает себя человек – тем более он склонен к торговле Родиной, чем более «левым» и «государственником» он себя считает – тем реже он вообще склонен рассматривать саму возможность обмена единства России на что-либо.

Таким образом, подавляющее большинство «родинопродавцев» – среди людей, которые являются убежденными сторонниками капитализма того или иного сорта . Причем чем более радикального капитализма хочет человек , тем меньше он думает о Родине . Не остается ничего другого, как предположить, что капитализм и патриотизм малосовместимы. И наш опрос это в каком-то смысле демонстрирует.

Но не будем о грустном – все-таки большинство наших граждан единство России продавать, даже за «жизнь, как на Западе», не хотят. Не видят для себя такой возможности. Но есть ненулевая вероятность, что страну развалят за их спинами, и совершенно не считаясь с их мнением : у нас ведь уже есть печальный опыт гибели СССР , распада которого тоже никто не хотел. Что будут делать граждане России, если такое опять произойдет?

Как можно видеть из рис. 26, если подобное Беловежскому сговору случится в отношении РФ, то реакция граждан России будет совершенно иной, чем в 1991 г. 20% граждан в таком случае готовы взяться за оружие, еще 40% – выйти на митинги и демонстрации . Только 4% «точно ничего » не будут делать , еще 33% « скорее ничего » не сделают, так как считаю, что делать что-то бесполезно.

Таким образом, более половины граждан России в таком случае будут протестовать , а пятая часть готова протестовать любым способом, «вплоть до баррикад и вооруженной борьбы». Специально для скептиков («Мало ли что человек написал в анкете? Какие 20%, вы что? Да если до дела дойдет , никто и не пикнет !») – поясняем: 20% – это очень много. И это не 20%, поставивших галочку в анкете «ради красного словца », это 20% людей , которые представили свое состояние в случае осуществления описанной в вопросе ситуации, и сделали осознанный выбор – они будут бороться любыми способами . Это для нас эти люди анонимны, а для самих себя они совершали (заполняя анкету) почти публичное действие – заявляли о своей позиции. И, имея возможность выбрать другие, более «мирные» и политически более приемлемые варианты ответа, выбрали все-таки этот, «не мирный» вариант. Значит, это их позиция. И значит, в описанной ситуации они, скорее всего, так и поступят. Более того , можно предполагать , что так же поступят и часть тех , кто не решился публично выбрать этот ответ . То есть, «бойцов» больше, чем 20%. Стоит ли говорить о том , что этого вполне достаточно, чтобы не дать осуществиться любому подобному решению?

Отдельно необходимо обратить внимание на то , что наиболее «агрессивно » к идее распада России настроены жители как раз тех регионов, которым чаще других приписывают «сепаратистские устремления»: Северного Кавказа, Дальнего Востока, Юга России.

Чем более «латерально» и ближе к границам живут граждане, тем более решительно они готовы защищать единство России с оружием в руках. А те, кто живут в более «внутренних» и центральных регионах России, настроены менее определенно. Однако абсолютно во всех регионах так или иначе бороться за единую России готовы большинство граждан. И тем, кто надеется развалить Россию, как когда-то развалили СССР, стоит задуматься: похоже, на этот раз им ничего не светит, такого не будет больше никогда.

Однажды была страна

Более половины граждан России испытывают ностальгию по СССР.

Характерно , что ностальгия свойственна не только тем , кто прожил в СССР большую часть жизни, но и тем, кто вообще в Союзе не жил или застал СССР ребенком.

Причины ностальгии люди объясняют вполне определенно: 24% «потеряли свою Родину, оказались чужими в своей стране и чувствуют себя в России, как на чужбине», а 47% говорят о том, «В СССР было очень много хорошего, что люди безвозвратно потеряли».

Только 13% опрошенных считают причиной ностальгии то, что многие не смогли приспособиться к сегодняшней жизни , и еще 13% думают, что это ностальгия не по СССР , а по молодости (хотя непонятно тогда, откуда эта ностальгия у молодежи?). Таким образом, лишь четверть опрошенных считают ностальгию по СССР «ложной», остальные три четверти считают ее вполне обоснованной реальными преимуществами Советского Союза перед сегодняшней Россией. Характерно, что даже среди людей, относящих себя к высшим социальным слоям сегодняшней России, более половины считают ностальгию по СССР вполне обоснованной. Значит, даже среди этих «высших слоев» более 50% вынуждены признать преимущества СССР.

Эти преимущества выражены, прежде всего, в тех ценностях, которые были в СССР и ушли в историю вместе с ним – результаты соответствующих вопросов даже не нуждаются в комментариях.

Интересно, что во всех вопросах о советских ценностях первым шел ответ «Такого никогда не было , это миф». В целом этот ответ выбрали очень мало респондентов – от 4 до 16%. Но если посмотреть, на средний возраст выбравших эти ответы по разным ценностям , то немедленно возникает предположение, что молодые люди, не помнящие СССР, просто не могут поверить в то, что такие ценности могли существовать в реальности.

Ну действительно, кто, живущий в современной России и ничего кроме нее не знающий, может представить себе, что была страна, в которой реально существовали равенство, братство, осмысленность жизни, где каждый был хозяином своей судьбы? Однако она была, и мы, жившие в СССР, это помним. И многие хотят жить в такой стране снова.